Все статьи номера
6
Март 2019года
Новости
У нас в гостях

С кого ФНС потребует налоговые долги компании

Как налоговики работают с должниками и с кого взыскивают недоимку, рассказал заместитель руководителя ФНС Константин Чекмышев.

КОНСТАНТИН ЧЕКМЫШЕВ — заместитель руководителя ФНС. Кандидат юридических наук. С сентября 2013 года работает в центральном аппарате ФНС.

ГЛАВБУХ: Какими способами налоговики взыскивают долги?

3
месяца —

при такой просрочке компанию могут обанкротить, если долг по налогам составляет не менее 300 000 руб. 

В первую очередь мы создаем условия, чтобы долги не образовывались. Так, с 1 января вступили в силу изменения в Налоговый кодекс. Они позволяют инспекторам самостоятельно уточнять платеж, перечисленный не на те реквизиты, не дожидаясь заявления компании. Если долг образовался, мы стараемся избежать принудительного взыскания. Поэтому вначале предоставляется срок для добровольной уплаты долга.

А если компания все-таки не уплатит налог?

Инспекторы выбирают механизм, который наиболее эффективен в конкретном случае. Например, мы учитываем, как компания раньше исполняла налоговые обязательства. Допустим, организация всегда вовремя платила налоги, но один раз просрочила сумму, которая несущественно отличается от ее обычных платежей. При отсутствии реакции на требование инспекция будет ожидать, когда банк спишет деньги со счета по инкассовому поручению. Других мер — взыскания долга через пристава, ареста имущества, банкротства не будет, если еще не истекают предельные сроки на их реализацию.

Как налоговики действуют, если компания недобросовестная?

Мы не делим компании на добросовестных и недобросовестных, мы выявляем риски недобросовестного поведения. Если есть, к примеру, признаки вывода имущества и компания систематически нарушает сроки уплаты налогов, то инспекторы будут искать скрытые активы. Например, задолженность могут взыскать с зависимой организации, на которую компания перевела активы.

Кого приглашают на комиссию по долгам?

Комиссиями в профессиональной среде называют процесс получения пояснений от представителя компании. Как правило, такие пояснения просят дать крупных должников. Для инспекции важно иметь более полную информацию от первоисточника о тех аспектах хозяйственной деятельности должника, которые могут влиять на уплату долга. Это важно и для наиболее эффективного реагирования на нарушение срока уплаты налогов. Всех налогоплательщиков с задолженностью инспекторы, конечно, вызывать не будут.

Когда инспекция начинает банкротить компанию-должника?

По закону признак банкротства, если задолженность по налогам — 300 000 руб. и больше, а просрочка не менее трех месяцев. Есть еще одно условие, при котором инспекция вправе обратиться в суд: она уже приняла решение взыскать задолженность с расчетного счета, но в течение 30 дней это решение не исполнено (п. 2 ст. 7 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ. — Примеч. ред.).

Инспекторы банкротят все компании, которые не платят налоги?

Если условия для банкротства выполняются, при этом работа приставов безуспешна, мы обязаны инициировать банкротство. Но цель, конечно, не ликвидировать компанию, а вернуть в бюджет долги. Поэтому мы сейчас особое внимание уделяем тому, чтобы заключить с должниками мировые соглашения. Их суть в том, что компания может избежать банкротства за счет рассрочки по уплате долгов. Условие этого — дальнейшее своевременное исполнение текущих обязательств по налогам.

Налоговики дают такую рассрочку всем должникам?

Да, если нет признаков злоупотреблений и должник предоставил обеспечение. Это залог, банковская гарантия или поручительство платежеспособного лица, которое сможет полностью исполнить обязанности должника, если он допустит просрочку.

Важная деталь

Инспекторы предпочитают предоставить компании рассрочку, а не банкротить ее.

Почему инспекторы предпочитают договариваться?

Заключать соглашения для бюджета более эффективно, чем участвовать в процедуре банкротства. За 2018 год по мировым соглашениям в бюджет поступило 6 млрд руб. А при банкротстве сумма погашения долга может снижаться за счет подверженности этой процедуры злоупотреблениям со стороны бенефициаров компаний и арбитражных управляющих. Закон сейчас в ряде случаев дает нам механизмы для реагирования на такие нарушения. Но это длительные и затратные судебные процедуры, которых можно избежать, если заключить мировое соглашение.

При банкротстве закон разрешает взыскивать недоимку с руководителя и других контролирующих лиц. Если у организации номинальный директор, с него потребуют налоговые долги?

Номинальный директор сейчас для нас не является самоцелью заявления о субсидиарной ответственности. Контролирующими лицами по общему правилу признают тех, кто влияет на деятельность организации. Например, заключает сделки, акцептует и организует финансово-экономические операции. Внешним признаком скрываемого контроля является также получение выгоды от операций должника. Поэтому ФНС ориентирует инспекторов на поиск реальных бенефициаров. К ним и должна применяться субсидиарная ответственность. Если будут выявлены признаки недобросовестного, неправомерного поведения, с них могут взыскать долги компании, в том числе недоимку по налогам.

Значит, номиналы не будут отвечать по долгам компании?

Номинальные владельцы и директора компаний автоматически не освобождаются от ответственности. Они будут отвечать солидарно с теневыми хозяевами организаций, если не помогут кредиторам в поиске реальных контролирующих лиц и их активов. По закону отвечать должны все лица, которые своими действиями способствовали тому, что погасить долги стало невозможно.

Банки обязаны определять, кто бенефициарные владельцы компании. Инспекторы запрашивают у банков эти данные?

Да, это одно из доказательств, которые мы используем в судах. Но тот бенефициар, о котором компания заявила банку, может не совпадать с реальным — тем, кто считается контролирующим лицом в соответствии с законодательством. Поэтому инспекторы, используя упомянутый вами банковский маркер, выявляют фактических выгодоприобретателей на основании всех имеющихся данных о компании.

Как инспекторы поступают с брошенными компаниями?

Если у должника отсутствуют активы, нет смысла проводить процедуру банкротства. Но если есть злоупотребления, при отсутствии активов можно даже быстрее взыскать долги за счет предъявления требований к лицам, допустившим злоупотребления. В этом случае инспекторы вправе предъявить иск к ним, чтобы взыскать долг даже после прекращения процедуры банкротства или исключения компании из ЕГРЮЛ. Практика субсидиарной ответственности и взыскания убытков вне процедуры банкротства уже наработана, за счет нее в бюджет в прошлом году поступило около 1 млрд руб.

Осторожно

Инспекторы могут взыскать недоимку с директора или других лиц, контролировавших брошенную компанию.

Часто ли инспекторы привлекают контролирующих лиц к уплате недоимки по налогам?

Нет. В большинстве случаев суд делает это по заявлению арбитражных управляющих. Мы подаем такое заявление, когда видим, что есть доказательная база по недобросовестному поведению платежеспособного лица. А в деле о банкротстве заявление в его отношении не подали. Или заявление подали исключительно на номинала.

Сколько заявлений об ответственности контролирующих лиц подала ФНС?

За последние полтора года от имени ФНС подано около 50 заявлений о субсидиарной ответственности. Мы идем в суд, когда уверены в правильном выборе лица, с которого взыскиваем долги. При этом ФНС нарабатывает практику применения обновленного летом 2017 года Закона о банкротстве. Предполагается выработать цифровые критерии поиска таких лиц и их злоупотреблений. Это позволит более системно оценивать должников и применять весь принудительный арсенал только тогда, когда мы столкнулись не просто с убыточным бизнесом, а с теми, кто умышленно уклоняется от налогов.

Коротко о важном

Инспекторы проводят комиссии по долгам?
Да, но приглашают обычно только крупных должников.
При какой сумме долга инспекторы инициируют процедуру банкротства?
300 000 руб.
С кого могут взыскать недоимку при банкротстве?
С тех лиц, которые реально контролируют компанию.