Все статьи номера
статья 18 из 37
Не прочитано
24
Декабрь 2019года
Налоги, бухучет и взносы
Ответственность бухгалтера

Его хвалили за честность, а теперь заставляют платить 97 миллионов. Что подвело столичного главбуха Цыбина

«Если можете чем-то помочь, пожалуйста, помогите». Такое письмо мы получили от московского бухгалтера Владимира Цыбина. Налоговики и судьи решили, что он должен государству 97 млн руб. Теперь ночами он лежит и думает, как отдать долг. Счета пусты, а в собственности одна квартира. За что его так наказали? Он не обманывал работодателей, не выводил деньги в офшоры, не строил себе дворцы на бюджетные средства. Много лет работал так же, как все бухгалтеры в России.

Дом

Мы договорились с Владимиром, что приедем пообщаться к нему домой. Он живет на юго-востоке Москвы, в Люблине. Трешка на пятом этаже — единственная недвижимость, которая у него есть.

Поднимаемся с фотографом по лестнице. На площадке второго этажа на подоконнике какая-то книга. «Слушай, это Библия. 1979 года. Сфотографируй, а то ведь никто не поверит потом». Внутри книги пожелтевший листок с молитвой: «Когда я чувствую себя сраженным, напомни мне, что я не сразим». Кажется, это лучший эпиграф к истории Цыбина, какой можно придумать.

Когда я чувствую себя сраженным, напомни мне, что я не сразим

Цыбин

Дверь открывает мужчина в красной майке с усталыми глазами. За его спиной — только пройти по коридору — красная нарядная кухня: в квартире много этого жизнеутверждающего цвета.

Цыбин говорит, что всю ночь не спал. Составлял в уме оправдательную речь, все думал, как ему рассказать о своей беде журналистам.

Как вообще рассказать, что с ним произошло, всем — детям, друзьям, соседям, миру. Сострадают врачам, учителям. К злоключениям бухгалтера и любого другого финансово ответственного человека общественность равнодушна. Наказали? Бывает. Воровал, небось.

Шумит кофемашина. Из соседней комнаты слышны детские возгласы и возня. Там средний сын Цыбина, 11-летний Алеша, играет с мамой. Вроде бы привычные домашние звуки. Но так же, как шум детской возни кажется каким-то неправильным, так и в уютной московской кухне не чувствуется покоя.

Страх

Холодильник, микроволновку и другие предметы в кухне семья получила от соцзащиты. Цыбины — многодетная семья. У них трое детей, средний Алеша — инвалид. Поэтому семье помогает государство. Обеспечивает молочкой, памперсами, бытовой техникой.

Владимир грустно шутит, что пока еще может угостить нас кофе, и по очереди ставит чашки в кофемашину.

— Я боюсь, что придут и холодильник заберут, и телевизор заберут. Мне не жалко, но дети увидят. Боюсь, что все это затронет близких. Они чувствительные. Причем все эти вещи нам дал собес. И теперь придет государство и заберет это все опять себе.

Весь последний год семья живет в ожидании, что государство заберет последнее. 13 декабря 2018 года Арбитражный суд города Москвы решил, что Цыбин виноват в банкротстве компании «Спринклер», из которой ушел семь лет назад, в 2011-м. Судьи сказали, что Цыбин, как и бывший директор «Спринклера», —

К О Н Т Р О Л И Р У Ю Щ Е Е   Л И Ц О.

Вместе с директором они должны погасить налоговые долги компании в сумме 97 млн руб. В законе это называется

С У Б С И Д И А Р Н А Я   О Т В Е Т С Т В Е Н Н О С Т Ь.

Немного простых подсчетов. Допустим, Владимир и его бывший шеф будут гасить ровно по половине долга, Цыбин найдет работу с зарплатой 100 000 руб. в месяц и приставы станут удерживать с нее 50 процентов ежемесячно. Тогда, чтобы расплатиться с бюджетом, бухгалтеру понадобится 80 лет. Государство выставило Цыбину

Д О Л Г   Н А   В С Ю   О С Т А В Ш У Ю С Я   Ж И З Н Ь.

Долг будут забирать и имуществом. Приставы придут в квартиру и опишут все родное и привычное. «Интересно, люстру тоже возьмут? Телевизор?» Как дальше будет жить семья, которую Владимир должен защищать, которую так бережно строил и берег все это время?

Расспрашиваем Цыбина, как познакомился с женой. Он начинает говорить о давнем и милом — о начале их общей жизни, о детях, но постоянно возвращается к судебному процессу. Пытается объяснить нам, что никакой он не преступник. Каждый важный момент из своей жизни сопоставляет с событиями, которые происходили в компании «Спринклер».

Я боюсь, что придут и холодильник заберут, и телевизор заберут. Мне не жалко, но дети увидят

Профессия

Цыбин не планировал работать бухгалтером. После армии поступил в Московский технологической институт пищевой промышленности.

Выбрал место учебы не потому, что хотел стать инженером-технологом молочного производства, а потому что не надо ехать на метро. От дома до места учебы всего пять остановок на троллейбусе. Для Цыбина это важно — он принципиально никогда не работал далеко от дома. Он любит места, в которых вырос и живет, — Пролетарку и Люблино. Он как будто на самом деле привязан к этому пространству.

Дипломную работу Владимир Цыбин защитил на тему «Производство мороженого». Мороженого ни одного дня не делал, но институту благодарен. Именно в нем начался путь Цыбина к любимой профессии.

— На четвертом курсе Ленка Аверьянова — я с ней сидел за одной партой — говорит, пошли на курсы бухгалтеров. Я говорю, ну, давай схожу за компанию. И вот с тех пор 25 лет мы в бухгалтерии. Она главный бухгалтер и я. Списываемся, помогаем друг другу.

Семья

Цыбин женился в 2003-м. Через год после того, как устроился на работу в компанию, за налоговые грехи которой теперь расплачивается.

С женой познакомился по интернету. Наташа готова была в любой день приехать из Питера в Москву. Но Владимир стеснялся, каждый раз находил новый повод, чтобы отложить встречу. Пока будущая жена не сказала: «Ты меня звал? Звал. Вот и молчи теперь. Я уже еду!»

«Спринклер»

Да я на обед боялся отойти! Понимал, что в фирме чужой, но потерять работу нельзя — надо кормить семью

Общество с ограниченной ответственностью «Спринклер» создали работники строительно-монтажного управления в 1996 году. Учредителями стали бывшие прорабы и начальники СМУ. Когда брали Цыбина на работу, объяснили, что делают ему большое одолжение. Вообще-то в компании все свои, людей со стороны в руководство не берут.

Порядочный, послушный, доброжелательный Владимир Цыбин не разочаровал начальство. Несмотря на большой объем работы — у предприятия было 100 работников и многомиллионные обороты — Цыбин в одиночку все успевал и вел дела грамотно. Пока в компании главбухом был Цыбин, проблем с налоговой и фондами не возникало. Отчетность сдавалась вовремя, долгов не было.

Компания проектировала и устанавливала системы пожаротушения. По словам Цыбина, в 2000-х фирму считали одной из лучших по установке пожарной сигнализации в Москве. У нее были солидные заказчики — ЦУМ, ГУМ, гостиница «Орленок», РАН.

Цыбин был единственным бухгалтером, помощника ему нанять отказывались. Он сидел на работе с утра до вечера. Не ходил в отпуск. Особого отношения к себе не требовал. Говорит: «Да я на обед боялся отойти!» Понимал, что в фирме он чужой, а потерять место нельзя — надо кормить семью.

В 2004-м родилась старшая дочь Даша. А в 2007-м на свет появился сын Алеша с тяжелой патологией — синдромом Лежена. Жена Цыбина, Наталья, ушла с работы, чтобы ухаживать за больным ребенком. Зарплата, которую Цыбин получал в «Спринклере», стала единственным постоянным доходом семьи.

Алеша

Алеше Цыбину сейчас 11 лет. Он только что научился делать первые шаги. У мальчика редкое генетическое расстройство — синдром кошачьего крика, или синдром Лежена. Это редкая патология, которую нельзя вылечить. Интеллект навсегда останется на том же уровне, что у годовалого малыша.

Так написано в медицинских справочниках. Но жизнь всегда прихотливее. Наташа возит мальчика в коррекционную школу. Она все время с ним, и, как кажется, Алеша способен уже и на большее. Он по крайней мере может дарить и принимать любовь. Он понимает, что это такое. А это уже много.

О болезни сына Владимир узнал, когда был на работе. Позвонила жена и сказала, что врачи не отдают ребенка, предлагают оставить. Говорят, зачем он вам такой?

— Я вскочил и кричу в трубку: «Наташ, я сейчас приеду, и мы заберем его!»

— Вы так сказали? Не она, а вы?

— Да, я! Приехал, говорю — собирайся и поехали!

Наташа звонит, говорит, предлагают оставить в роддоме. Я кричу: «Наташ, сейчас приеду, и мы заберем его!»

Работа

Все девять лет, которые Владимир Цыбин проработал в «Спринклере», с 2002 по 2011 год, его рабочее место было в коридоре. Конец коридора загородили ширмами, организовав бухгалтеру кабинет. Со своего места Цыбин видел, что происходит в компании. Как учредители решают денежные вопросы.

— Ой, вы знаете, иногда даже до драк между начальниками участков доходило!

Руководители могли в любой момент проверить, чем занимается главбух. Поэтому когда в суде прозвучало, что Цыбин скрывал от учредителей данные бухучета, он, конечно, это назвал подтасовкой фактов. Было похоже, что кто-то пытается выгородить других ответчиков по делу, а все долги повесить на первого директора Рыжкова и бывшего главбуха.

Из апелляционной жалобы Владимира Цыбина на определение арбитражного суда города Москвы от 13.12.2018 по делу № А40-161770/14-123-233 «Б»:

Девять лет проработал в коридоре. Один все делал — от зарплаты до отчетов

«Суд посчитал установленным факт того, что Цыбин не сообщал участникам общества Шульге, Новичкову, Данильцеву об известных ему противоправных действиях Рыжкова, о неполноте уплаты налогов в бюджет для рассмотрения на общем собрании участников, а также что Цыбин подтвердил эти факты. Однако это утверждение суда об установлении факта не находит своего подтверждения в материалах дела. Также я нигде (ни на допросах в правоохранительных органах, ни в арбитражном суде) не подтверждал этого».

Главбух Владимир Цыбин практически не покидал своего рабочего места. В его задачи входила обработка документов, подготовка бухгалтерской и налоговой отчетности. В 2000-х не было программ для проверки контрагентов. Но это и не входило в обязанности бухгалтера.

— Сами наверняка помните, как весь бизнес работал в начале 2000-х. Директор привозил нам в офис договоры со счетами-фактурами. Все эти комплекты документов сдавал в сметно-договорной отдел. Они это все проводили у себя — договоры, сметы. Мое дело было ввести счета-фактуры в программу. Как я мог их не провести? Есть зарегистрированный договор от субподрядчика, акт от субподрядчика, подписанные с двух сторон директорами. Я обязан был провести.

Владимир находился в той же ситуации, что и десятки тысяч бухгалтеров по всей стране. Липовые счета-фактуры или настоящие — не твоя забота. Если тебе их принесли, должен проводить. Возражения не принимаются. Не нравится — ищи другую работу или уходи из профессии.

Свидетель

В 2012 году в компании «Спринклер» прошла выездная налоговая проверка. После нее на бывшего директора завели уголовное дело. К тому времени Цыбин тоже уже работал в другой строительной фирме. Из «Спринклера» он ушел в марте 2011 года.

Цыбин не хотел увольняться из компании. За девять лет привязался к коллективу. Да и Наташа ждала третьего ребенка. Терять работу, когда на попечении трое малолетних детей, один из которых инвалид, и когда жена не работает, бухгалтер Цыбин боялся. Но все же пришлось самому подать заявление об уходе.

За год до этого в компании поменялось руководство. Прежний директор Рыжков, на которого позже завели уголовное дело, ушел на пенсию со скандалом. Новый директор Шульга взяла бухгалтерию под контроль. Когда сама начала работать в программе и научилась составлять отчеты для налоговой, сказала Цыбину, что он больше не нужен.

Бухгалтер с большим опытом, он быстро нашел работу в другой строительной фирме. И, казалось, навсегда забыл про трудности и переживания, которые были в «Спринклере». Но в период налоговой проверки вошли годы, когда Цыбин еще работал бухгалтером в компании.

На проверке налоговики установили, что компания использовала незаконную схему оптимизации налогов — заключала фиктивные сделки с фирмами-однодневками, занижала налоги и занималась обналичкой.

В декабре 2012-го следователи допросили бывшего главбуха компании. Как вспоминает Цыбин, он был растерян, поэтому запутался на допросе в своих показаниях.

Компании доначислили почти 120 млн руб. налогов. Погасить такой большой долг она не смогла. В 2014 году ФНС обратилась в суд с заявлением о признании «Спринклера» банкротом.

Пока банкротилась компания, следователи продолжали вести уголовное дело. Они выяснили, что вины бухгалтера в налоговых махинациях нет. Уголовный процесс завершился в сентябре 2017 года. Директора осудили по пункту «б» части 2 статьи 199 Уголовного кодекса — уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере. Главбух проходил по делу как свидетель.

Цыбин был уверен — теперь-то его оставят в покое. Но почти год спустя — в декабре 2018 года — Арбитражный суд города Москвы на основании заявления конкурсного управляющего признал Цыбина контролирующим компанию лицом и вынес решение: привлечь бывших главбуха и директора к субсидиарной ответственности на сумму 97 млн руб.

Борьба

Я вскакиваю, кричу, что все по-другому было. А судья говорит: «Будете себя так вести, выведут из зала. Еще и штраф заплатите»

С решением суда Цыбин не согласился и попробовал его оспорить. Сначала в Девятом арбитражном апелляционном суде Москвы, а потом в Арбитражном суде Московского округа. Судьи его не поддержали.

— Как же вы не сломались?

— Я сломался! Я перестал спать, я не могу работать в офисе, я пью фенибуты. Еще какие-то таблетки. У меня бессонница, я постоянно об этом думаю. Я Наташке говорю, я умру, как вы будете без меня, у нас заберут машину, у нас заберут квартиру. Только перед кассацией успокоился просто потому, что от бессилия на все махнул рукой.

На судебных процессах по субсидиарке, вспоминает Цыбин, происходили странные вещи. Все казалось настроены против бывшего главбуха. И даже нанятый за небольшие деньги адвокат делал ошибки. В отзыве в суд первой инстанции неожиданно появились противоречивые объяснения Цыбина. На одном листе отзыва он не соглашается с обвинением, на другом — вопреки всем фактам и здравому смыслу — признается, что «имел возможность определять действия должника, что и делал». То есть сам себя называет контролирующим лицом. На эту формулировку теперь постоянно указывают другие ответчики по делу: последний директор компании «Спринклер» и учредители.

— Встает Шульга и говорит: «Владимир сказал в отзыве, что он является лицом, контролирующим предприятие». Я вскакиваю, кричу, что это подлог, что я только что сказал, что это не я. Судья говорит: «Будете себя так вести, вас сейчас выведут из зала. И штраф заплатите, если еще хоть раз рот откроете».

Цыбин рассказывает, как приезжал на слушание своего дела, как часами ждал, чтобы ему вынесли эти его тома. Кротко ждал, просил-звонил и пять пудовых книг, как издеваясь, приносили за 15 минут до конца времени ознакомления. После проигрышной кассации сил уже не осталось, поэтому сначала даже не думал про то, чтобы идти дальше — в Верховный суд.

Надежда

Сегодня Цыбину не так страшно, как раньше. Не случайно он встретил журналистов в майке своего любимого красного цвета. Кроме любви к бухгалтерии у него есть еще одна страсть — любовь к футболу. Цыбин с детства футбольный фанат. Болеет за «Спартак». В красную футболку наряжается, когда смотрит игру своей команды. Поэтому красный цвет для него — это цвет надежды. И сейчас она у него появилась.

Владимир — давний подписчик «Главбуха». Но так совпало, что именно в последние полгода в журнал особо не заглядывал. И тут осенью случайно наткнулся на статью про другого главбуха, попавшего в похожую ситуацию, — Галину Ахмадееву. Прочитал, как редакция поддерживает бухгалтера, и написал нам письмо.

Мы нашли Владимиру адвоката, который в последний день срока помог подать жалобу в Верховный суд. В ней бухгалтер доказывает, что его нельзя считать лицом, контролирующим должника. Он не принимал управленческих решений. Кроме того, судьи просмотрели, что конкурсный управляющий неверно определил период, за который бухгалтера привлекают к субсидиарной ответственности. Если брать верный период, то Цыбин в это время уже не работал в «Спринклере». Значит, его даже формально нельзя считать контролирующим лицом.

Сейчас мы вместе ждем решение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда. Оно появится самое позднее 30 декабря, и мы сразу расскажем, что решили судьи.

Присоединяйтесь к проекту «Главбух Добрые дела». Мы поможем вам, а вы — друг другу.

Общее дело

Цыбин рассказал о своей беде подруге, главбуху Аверьяновой. Теперь ей тоже не спится. Она понимает, что под субсидиарную ответственность может попасть любой бухгалтер, если начнут банкротить компанию, где он работал. Даже если он всегда был не на трудовом договоре, а на подряде. Даже если к началу банкротства давным-давно уволился. Даже если не разрабатывал налоговых схем, не участвовал в переговорах и не получал премий.

Мы попросили адвоката, который помогал Цыбину подать жалобу в Верховный суд, рассказать другим бухгалтерам, как им защитить себя. Читайте об этом в следующей статье. Почитать советы адвокатаСкрыть

Чтобы наши читатели не оставались один на один с этой и другими рабочими проблемами, мы запускаем проект «Главбух Добрые дела». Будем помогать бухгалтерам, и вы тоже сможете помочь друг другу.

Расскажите об истории Цыбина знакомым бухгалтерам, предупредите их об опасности:

Материалы для скачивания:
Компанию заставили оплатить соискателю тестовую работу
№ 24, 2019
Чем поучительна история главбуха Владимира Цыбина